• Назад
  • Назад
Кроссовки за 8 тысяч долларов: как бренды зарабатывают на эксклюзивной спортивной обуви
Полезно знать

Кроссовки за 8 тысяч долларов: как бренды зарабатывают на эксклюзивной спортивной обуви

Сентябрь 9, 2017

Удобные и долговечные, кроссовки давно обосновались в наших шкафах, подвинув менее комфортную обувь. Однако для сникерхедов – коллекционеров редких пар – кроссовки не просто вещь, но и страсть, а часто и способ заработка. Джош Любер, основатель компании Campless, которая собирает и анализирует данные рынка эксклюзивной спортивной обуви, в своем TED-выступлении “Почему кроссовки — это отличная инвестиция” рассказывает о вторичном рынке перепродаж и играх, в которые играют знаменитые бренды, чтобы заставить вас заплатить 8 000 долларов за пару кроссовок. TAM.BY не мог обойти стороной такую лекцию, поэтому мы делимся с вами ее пересказом.


Меня зовут Джош, я сникерхэд

Понять, что Джош Любер абсолютная целевая аудитория своей же лекции, довольно легко: он начинает выступление с того, что обращает внимание на свои кроссовки, Air Jordan 3 Black Cement. Когда Nike впервые выпустила их в 1988 году, вряд ли мир ожидал, что пара кроссовок сможет не только спасти компанию, но и перевернуть рынок. Прошло почти 30 лет, и за это время модель четыре раза перевыпускали. В 2011 году был четвертый, последний перевыпуск (а в 2018-м будет пятый), тысячи пар по всему миру распродали за минуты по довольно высокой за кроссовки цене в 160 долларов. Люди спали под магазинами, чтобы не пропустить старт продаж. Вы думаете, они жить не могут без коллекционной обуви? Какая-то часть да, но большинство из них – ресейлеры, то есть те, кто занимается перепродажей. Скупив кроссовки по 160 условных единиц, они выставили их на eBay с ценником, в 2-3 раза превышающим первоначальный.

Модель Air Jordan 3 Black Cement сделала то же в мире кроссовок, что iPhone в мире телефонов.

Но дело даже не в этой конкретной, пусть и исторически важной, паре кроссовок. Новые модели выходят каждую неделю, и за каждой стоит яркая история. И именно эти истории привлекают сникерхедов, к которым Джош с подкупающей искренностью (“у меня около 250 пар, но я, поверьте, мелкая сошка”) относит и себя. 30 лет назад вторичный рынок формировался как что-то андеграундное, когда коллекционеров было мало. Сегодня он превратился в сеть, где только в США за 1,2 миллиарда долларов перепродается в среднем 9 миллионов пар кроссовок в год, и на эту популярность напрямую влияют сникерхеды.

Они создают желанный образ, гоняясь за моделью с ценником в 8 000 долларов: именно столько стоят кроссовки Марти из фильма «Назад в будущее».

Аналитика в кроссовочном бизнесе

Начиная работать консультантом по стратегии, Джош не знал даже базовых вещей о данных. Поэтому его первая аналитика касаемо кроссовок была, конечно, любительской: ему нужно было разработать ценовой гид, чтобы сравнить данные по рынку. Теперь его компания анализирует порядка 25 миллионов операций, связанных с кроссовками, в режиме реального времени. Кому это нужно? Самым разным группам: от коллекционеров, которые сравнивают цены на розницу и перепродажу, до инвестиционных банков, анализирующих рынок обуви.

Почему кому-то могут быть интересны кроссовки? Потому что даже пара обуви может быть хорошей инвестицией, если другого варианта заработать нет. Вложиться в несколько кусков ткани и резины, чтобы перепродать фанату, – кажется, с этим справится и ребенок. И они справляются, потому что для несовершеннолетних такой бизнес доступен и, что важно, не регулируется законом. Вам тоже интересно, как же сникерхэды находят друг друга? Джош говорит, что у них есть портфолио, где можно следить за ценностью коллекции, сравнивать стоимость и анализировать потенциальную прибыль.

Но кто стоит у штурвала? Вспомним 1,2 миллиарда долларов, которыми оценен рынок перепродаж. 96% всех кроссовок, которые проданы на вторичном рынке, принадлежат одной компании. Джош Любер не отговаривается общими фразами, он называет конкретное имя: Nike.

Предложение рождает спрос

Основа рынка кроссовок, как и любого другого, базируется на спросе и предложении. Но если в классической формуле первое зависит от второго, то Nike вышел на новый уровень, создав искусственный спрос на лимитированные линейки своей обуви. “Сникерхеды шутят: если выпуск ограничен и это Nike, они покупают”, улыбается Любер, но за улыбкой легкая горечь: он ведь один из них. Подогревая интерес к коллекционированию редких пар, Nike практически не нуждается в рекламе: кроссовочная “зависимость” сникерхэдов создает такой ажиотаж вокруг некоторых моделей, что волна лояльности накрывает и других покупателей, позволяя бренду миллионами продавать обычные модели по 60 долларов.

Все хотят прикоснуться к чему-то элитному, заслуживающему доверия ценителей, и маркетологи Nike успешно этим пользуются.

Каждую субботу, когда выходят новые модели, у одной американской сети магазинов собираются очереди, места в которых некоторые люди занимают за неделю. Похоже на очереди за новым iPhone? Любер говорит, что Nike в 104 раза обгоняет “яблочный” телефон в этой гонке. Но когда кроссовки переходят с прилавка в руки перекупщиков, начинается настоящая истерика. Джош сравнивает вторичный рынок кроссовок с рынком наркотиков: никакой уверенности, что товар оригинальный, никакой формальной регуляции цен, никакой логики, кроме расчетливости ресэйлеров и неконтролируемого желания сникерхэдов завести очередную редкую пару. Существует как минимум 48 онлайн-магазинов, а кроме них группы в соцсетях, барахолки, даже съезды любителей кроссовок, где скинерхэды встречаются и покупают или сбывают драгоценный товар. Но если рассматривать кроссовки как инвестиции, то разве человек захочет вложиться в “акции”, в которых не уверен?

Чтобы перестать зависеть от навязываемого нам определенным брендом предложения, Джош предлагает создать единую биржу, где мы могли бы покупать не только кроссовки, но и другие вещи, от сумок до часов, прозрачно и организованно, разбираясь при этом в самом процессе купли-продажи и его особенностях, становясь более осознанными в плане понимания, как работает рынок и как эффективно инвестировать даже в пару “сникерсов”.

Ведь если вы вложили деньги в Air Jordan 3 Black Cement в 2011 году, то можно либо выйти в них на сцену, – смеется Любер, еще раз обращая внимание на свои кроссовки, – или увеличить свой капитал на 162%, что на 20% больше, чем Apple”.

Лекция Джоша вышла в октябре 2015 года, а уже в феврале 2016-го он стал сооснователем первой в мире интернет биржи вещей StockX, где можно найти редкие вещи, на которые существует высокий спрос. Компания не позиционируется как обычный аукцион или интернет-магазин. Здесь покупатель и продавец предлагают цену, а совершается сделка, когда обе стороны найдут компромисс. Плюс платформы еще и в том, что, собирая в одном месте всех коллекционеров, можно защитить рынок от подделок.

По ссылке смотрите полную версию лекции Джоша.


Конечно, коллекционеров редкой обуви среди нас не так много. Но если вам как раз пора купить новую пару кроссовок или осенних ботинок, то можно заглянуть в каталог TAM.BY. Там можно найти хорошие скидки на эти товары.

Каждый охотник желает знать, как цвет в рекламе влияет ...

Читать далее

Фан-зона: почему мы преданы брендам

Читать далее

Новый айфон по цене машины: почему мы готовы покупать д...

Читать далее

Данный материал прокомментировали уже 1 раз. Оставьте свое мнение тоже!

  • Александр:

    Не вижу в его коллекции теннисной обуви. Может у нас докупить 127 видов кроссовок – это новые. А если он готов скупать после теннисистов то думаю за полгода он раз в 10 увеличит свою коллекцию.

  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.